Четвёртое измерение Патагонии.

 

 

 

 

 

Предыстория нашего погружения в "праисторию"

 

Любая страна трёхмерна - даже такая в среднем плоская, как Патагония. Удел треккеров - широта и долгота, они осваивают плоскость (и мы с Леной её немало наосваивали…), альпинисты вырываются в третье, вертикальное, измерение.  В случае с Патагонией нам с Леной это измерение было не по зубам, но зато мы окунулись в четвёртое, о котором не многие помнят - во временнОе, - на целую сотню миллионов лет… Я помню об этом измерении всегда, но, увы, горные районы редко бывают плодородны в палеонтологическом плане, да и времени на всё не хватает, так что палеонтология обычно свистит мимо - максимум, удаётся заскочить в местный палеонтологический или - на совсем худой конец - краеведческий музей.

Начиная планировать Патагонию, я был решительно настроен переломить ситуацию, но удалось мне это лишь отчасти… Но немного, всё-таки, удалось, и я счёл это подходящим поводом рассказать вам о патагонских

динозаврах, проиллюстрировав свой рассказ своими же фотографиями, включая и беззастенчивые "селфи" на фоне безответных гигантов... В результате, родился на свет странный гибрид путевых заметок с научно-популярными - я даже было подумал, что «первооткрыл» новый жанр, но тут же вспомнил, что в нём блистал ещё Чарльз Дарвин со своим «Путешествием натуралиста вокруг света на корабле "Бигль"».

 

На карте мировых палеонтологических "эльдорадо" Патагония появилась последней.

Несмотря на то, что первые динозавры были откопаны в Западной Европе (стадо бельгийских игуанодонов - наиболее известно), просто потому, что первые палеонтологи были европейцами (впрочем, это напоминает, отчасти, ситуацию с курицей и яйцом...), но Европа и по сей день может похвастаться лишь разрозненными находками, а на поток дело было впервые поставлено в Северной Америке.

 

Берниссарские игуанодоны, воспалившие мозг европейских учёных в XIX веке:

 

На протяжении второй половины девятнадцатого века  американские "бедленды" поставляли миру одного монстра за другим. Два одержимых профессора, Отниел Чарлз Марш и Эдвард Дринкер Коп, несколько десятилетий носились по гористым пустыням, каньонам и солончакам Дикого Запада и буквально под стрелами индейцев открывали весь тот ископаемый зоопарк, который стал основой только зарождавшейся тогда науки палеонтологии.

 

 

Наспех отбившись от надоедливых краснокожих, профессора сладострастно схлёстывались друг с другом в научных баталиях. Бились они едва ли не насмерть: натуральным образом строили козни, шпионили друг за другом и стремились увести из-под носа противника любое перспективное местонахождение: пока Марш маршировал, Коп – откапывал, и наоборот... Сражались, выражаясь буквально, за любую "обглоданную кость"... В научном сообществе эти "бои без правил" иронически прозвали "костяными войнами".

 

Экспедиция профессора Марша. Это не бандиты из вестерна, это почтенные охотники за ископаемыми:

 

Как бы там ни было, но Эдвард Коп подарил науке порядка 600 видов ископаемых животных, в том числе более полусотни динозавров, а профессор Марш - более 400 видов, среди которых около сотни динозавров. Маршу мы обязаны такими общеизвестными хрестоматийными гигантами, как бронтозавр, трицератопс, диплодок, стегозавр и аллозавр. К слову, вражда между двумя палеонтологическими корифеями началась с анекдотического случая: Коп откопал (не устаю повторять этот чудный каламбур…) одного из первых плезиозавров, но в процессе реконструкции принял хвост животного за шею (что немудрено, поскольку у плезиозавров, в отличие от всех прочих рептилий, шея куда длиннее хвоста…), а прямолинейный, как бульдозер, Марш не преминул громогласно указать ему на ошибку. Между прочим, в те наивные времена палеонтологи ошибались сплошь и рядом, и сам Марш прославился куда более одиозной ошибкой, которую долго никто не решался исправить, присобачив к скелету бронтозавра найденный неподалеку череп камаразавра (я рассказывал об этом тут: https://www.facebook.com/groups/ot.mira.sego/permalink/422101784616037/ ).

 

Историческая фотография бронтозавра с камаразавровой головой на плечах:

 

А вот так в 1870м году профессор Коп представлял себе найденных им динозавров и плезиозавров (Босх отдыхает…):

 

Северная Америка, между прочим, и сегодня, спустя сто лет после "костяных войн" продолжает поставлять новые виды ископаемых, хоть и не в таком, конечно, количестве.

Следующий прорыв сделали немецкие палеонтологи в первом десятилетии двадцатого века в Танзании, которая тогда к счастью для мировой науки была германской колонией. За пять лет вплоть до начала Первой Мировой Войны немцы откопали в местонахождении под названием Тендагуру целую плеяду замечательных динозавров, во главе с несравненным брахиозавром.

 

Слева: 1909 год. Озадаченные масаи над костями гигантского зауропода брахиозавра; справа: он же, смонтированный в Берлинском музее естественной истории:

 

Впрочем, Тендагуру в плане изобилия не шло ни в какое сравнение с североамериканскими бедлендами, а потому по-настоящему благая весть пришла чуть позже и с другой стороны: из Монголии. Первые же американские экспедиции 20-х годов в пустыню Гоби взорвали палеонтологиский мир: были открыты новые богатейшие ископаемые фауны на коллосальном временном отрезке, начиная с нижнего мела и заканчивая поздним кайнозоем.

 

Американская азиатская экпедиция 1925 года:

 

В сороковые и пятидесятые годы, когда Монголия была успешно присоединена к социалистическому, извиняюсь за выражение, «лагерю», американцев сменили советские палеонтологи, и великолепная коллекция динозавров московского палеонтологического музея – на 99% монгольского происхождения. Азиатские динозавры мелового периода, в общем и целом, напоминали североамериканских, принадлежали к тем же семействам, но различались на уровне родов. Присутствовали, однако, и заметные отличия, касавшиеся в первую очередь рогатых динозавров (цератопсов). Гигантские, увенчанные огромными и иногда причудливыми рогами позднемеловые американские цератопсы отсутствуют в Азии, но зато в Монголии были найдены их раннемеловые предки – мелкие и безрогие, единственной характерной цератопьей особенностью которых был классический костный воротник, защищающий шею. По современным представлениям, цератопсы отделились от древних орнитоподов (к орнитоподам относятся двуногие растительноядные динозавры, вроде игуанодона, а также утконосые динозавры - гадрозавры) в самом конце юрского периода и произошло это в Азии, откуда они откочевали в меловом периоде в Северную Америку. На родине, в Азии, они не достигли впечатляющих эволюционных успехов, а в Америке не только прижились, но и стали одной из самых процветающих и доминирующих групп растительноядных динозавров конца мелового периода. Мне лично это слегка напоминает историю русской эмиграции в Соединённые Штаты, хотя аналогия эта сугубо поверхностна...

На протяжении большей части 20-го века Северная Америка и Монголия оставались основными поставщиками динозавров, и лишь в последние десятилетия (примерно в 80-е годы) к ним присоединились два новых «рога изобилия»: Китай и аргентинская Патагония. Притом, если Китай удовлетворял запросы гурманов от палеонтологии, выдавая на-гора уникальные, хоть и относительно миниатюрные, окаменелости и реально продвигал вперёд наше понимание эволюции животного мира, то Патагония потакала вкусу профана и взрывала медиа-пространство заголовками вроде: «самый гигантский динозавр всех времён» и «супер-хищник обитал в Патагонии!».

 

Раскопки дредноута Шрена (так уж его назвали, этого зауропода...) в Патагонии:

 

Именно в Китае были найдены первые пернатые динозавры, и сама эта поголовная «пернатость» теропод превратилась из маргинальной гипотезы в магистральную теорию благодаря китайским находкам. Патагония же, действительно, подарила миру одного из самых гигантских сухопутных травоядных животных и одного из самых гигантских сухопутных хищников. Но куда важнее то, что особенности открытой – и отрытой – патагонской динозавровой фауны наглядно проиллюстрировали теорию дрейфа материков и раскола Пангеи в юрском периоде.

О чём идёт речь?

В конце палеозойской эры, все материковые плиты на земном шаре были собраны "в кучку" - в единый суперматерик Пангею. Туда, в кучку, их согнала глобальная мантийная конвекция, но где-то на границе палеозоя с мезозоем произошла - по непонятным, надо сказать, причинам - смена модели этой конвекции, и она стала разрывать Пангею на части и разносить эти части в разные стороны.

Очень приблизительно, но зато наглядно это можно проиллюстрировать поведением клёцек в стоящей на плите кастрюле. Если, допустим, кастрюля стоит на кольцевой горелке, то вода у стенок кастрюли будет нагреваться и подниматься к поверхности. Выйдя на поверхность, она охладится и, сойдясь к центру кастрюли, начнёт там, в центре, опускаться. Нетрудно понять, что такая конвекция быстро соберёт все клёцки в центре кастрюли. Но стоит сменить кольцевую горелку на центральную, и восходящий в центре кастрюли поток тут же разнесёт их в разные стороны и прибьёт к стенкам. Примерно так произошло и с материками, хотя в случае с Землёй всё обстоит гораздо сложнее - не кастрюля с клёцками, всё-таки...

Не исключено, кстати, что великое пермско-триасовое излияние лав, залившее магмой всю Восточную Сибирь, и последовавшее за ним столь же великое вымирание флоры и фауны, как раз и является результатом смены глобальной мантийной конвекции или же оба явления порождены одной причиной.

Как бы там ни было, в триасе Пангея стала разламываться на два гигантских суперматерика, Гондвану и Лавразию, и к середине юрского периода этот процесс не только почти полностью разделил их, но и сами они стали разваливаться на части. Гондвана развалилась на две части: одна состояла из будущих Ю.Америки с Африкой, а вторая - из Австралии с Антарктикой и Индией. Лавразия же распалась на С.Америку и Азию, между которыми, раздробленная на множество островов, протиралась будущая Европа. В триасовом периоде, фаунистические комплексы различных частей Пангеи мало отличались друг от друга, поскольку вся эта рептилийная и лабиринтодонтная живность пользовалась полной свободой передвижения, но, по мере роста водной преграды между Лавразией и Гондваной, фауны этих суперконтинентов начали эволюционировать независимо друг от друга. К концу юрского периода они всё ещё довольно похожи: и тут, и там среди растительноядных динозавров доминируют зауроподы, и тут, и там присутствуют примитивные орнитоподы, вроде игуанодонов, и стегозавры. Хищники также принадлежат к одним и тем же древним семействам цератозавров и мегалозавров.

Кажется, в этом месте будет нелишним напомнить в самых общих чертах систематику динозавров, т.е. на какие основные группы их принято подразделять, и каковы родственные связи между этими группами (чуть

подробнее об этом было тут: https://www.facebook.com/notes/ian-rybak/4217123922970 ):

 

 

На границе юрского и мелового периодов, лавразийская группа континентов окончательно отделилась от гондванской, и связь между ними прервалась на десятки миллионов лет, поэтому уже в раннем мелу, для которого нам хорошо известны фауны всех трёх основных «динозавровых центров» - азиатского, североамериканского и южноамерикано-африканского, - накопившиеся различия буквально бросаются в глаза, особенно те, что касаются «растительноядной компоненты» этих фаун.

В Гондване, как и в юрском периоде, продолжают доминировать зауроподы, а птицетазовые динозавры не добились сколько-нибудь значительного успеха: орнитоподы представлены относительно небольшим количеством примитивных «игуанодоноподобных» форм, анкилозавры (панцирные динозавры) крайне редки, а цератопсы отсутствуют напрочь.

Совсем иная картина наблюдалась в Лавразии: птицетазовые динозавры наступают там по всем фронтам, захватывая одну экологическую нишу за другой, а зауроподы хиреют, и редеют их ряды. В Азии орнитоподы цветут пышным цветом, порождая самые причудливые формы: от вполне конвенциональных игуанодонов до более продвинутых гадрозавров (т.е. утконосых гадрозавров) и "ящеров-баранов" пахицефалозавров. От последних в раннем мелу отделились цератопсы, которые позднее проникли в Северную Америку, где и достигли максимального расцвета. На обоих лавразийских континентах процветают и панцирные динозавры - анкилозавры. Кстати, - возвращаясь к орнитоподам, - эти двуногие травоядные отметились одним из шедевров конвергентной (т.е. параллельной) эволюции: их челюстной аппарат был пригоден для жевания, - как у нас с вами или у каких-нибудь коров. Напоминаю, что речь идёт о рептилиях, которым этот способ предварительной обработки пищи абсолютно не свойственен…

Но даже если сравнивать только зауроподов обоих суперконтинентов, видно, что они заметно отличаются. Поздние, меловые, зауроподы, в общем и целом, делятся на две основные группы: диплодоцид и титанозавров. Диплодоцид проще всего отличить от титанозавров по форме черепа (у диплодоцид он площе и не столь «ажурен») и по соотношению длины задних и передних конечностей. У титанозавров передние конечности длиннее задних, а у диплодоцид – наоборот.

 

 

И те, и другие, кстати, достигали гигантских размеров: среди трёх-четырёх зауроподов, оспаривающих звание «самого гигантского сухопутного животного всех времён» есть, как титанозавры (патагонские аргентинозавр и дредноут), так и диплодоциды (североамериканский суперзавр). Так вот, несмотря на то, что обе группы присутствуют и в Гондване, и в Лавразии, в первой отчетливо доминируют титанозавры, а диплодоциды редки и невыразительны, а во второй – первенство именно за диплодоцидами.

Почему так случилось, и исходно одинаковые фауны двух континентальных масс пошли столь разными путями? Вот в этом-то как раз и проявляется случайный характер эволюции, являющийся следствием наложения двух процессов, каждый из которых случаен сам по себе: внутривидовой изменчивости (для простоты её можно назвать мутационной) и геологических и климатических изменений.

Правда, в случае с динозаврами нам не совсем ясен конец этой истории, поскольку, в отличие от лавразийских фаун, последовательность которых прослеживается на всём протяжении мелового периода вплоть до падения юкатанского астероида, гондванские динозавры хорошо представлены лишь в отложениях раннемеловой эпохи, и кто там процветал, а кто был в загоне к концу мела мы плохо себе представляем. Кто знает, может какие-нибудь гадрозавры и там обошли зауроподов на самом последнем крутом повороте - непосредственно перед тем, как и те, и другие окончательно улетели в кювет эволюции…

На стене палеонтологического музея имени Кармен Фунес в городе Плаза Уинкул висит карта палеонтологических находок, сделанных в Аргентине. На ней отмечены около 60 родов найденных тут динозавров: синим цветом отмечены зауроподы (29 родов), красным - хищники тероподы (22 рода), а считанные зелёные фигурки - это орнитоподы (всего 6 родов). Схема очень наглядно демонстрирует фаунистический дисбаланс, характерный для Гондваны этого периода:

 

 

Набор хищников в Гондване отличался от лавразийского не столь значительно: в обеих частях света присутствовало большинство основных групп, но отличия просматриваются и тут. К примеру - в семейственной принадлежности чемпионов гигантизма.

Как и в случае с зауроподами, у нас имеется несколько претендентов на звание самого гигантского сухопутного хищника, и нет однозначного лауреата. Вообще, сама постановка вопроса "кто есть самый большой из" - не слишком корректна, и вопрос этот трудно решаем по двум причинам. Во-первых, по какому из параметров животное может считаться "самым большим" - по длине?.. по высоте?.. по весу?..

Если по длине, то некоторые черви достигают 50м в длину, но ясно же, что они не "больше" кита или диплодока… Если же засчитывать чемпионство по массе тела, то в случае с ископаемыми организмами, какими являются динозавры, возникает вторая проблема: принципиальная невозможность подсчитать эту массу сколько-нибудь точно. Это трудно сделать, даже располагая полным скелетом, а в нашем распоряжении, чаще всего, оказываются 20-30% костей, а порой и вовсе отдельные кости.

Как бы там ни было, крупнейшие из известных нам теропод относятся к трём группам, две из которых характерны для Гондваны и одна - для Лавразии. В Лавразии самыми крупными хищниками были общеизвестные тираннозавриды во главе в осточертевшим мне лично поп-идолом "тираннозавром рексом".

В Африке царствовал харизматичный монстр спинозавр, легко узнаваемый по знаменитому, тянущемуся вдоль спины "парусу" (строго между нами: науке неизвестно, нахрен он ему сдался, этот "парус"…). Впрочем, неясно в какой мере можно считать спинозавра "самым большим наземным хищником", учитывая, что в последние годы было убедительно показано, что он вёл, как минимум, земноводный образ жизни и питался, в основном, рыбой.

В Южной Америке (а также и в Африке наряду со спинозавром) правила бал группа теропод вполне конвегентная тираннозавридам: кархародонтозавриды. Конвергентны они потому, что, несмотря на схожие размеры, внешний вид и образ жизни, они не являются родственниками тираннозавров, а представляют собой потомков другой ветви теропод: аллозавров. В конце юрского периода аллозавры были наиболее распространёнными топ-хищниками не только в Гондване, но и в Лавразии, но в Лавразии в меловом периоде их потеснила "птичья" ветвь теропод, к которой относятся тираннозавриды (и городской голубь с "курицей-не-птицей"…). В Гондване же у "птичьей ветви" (эту группу называют "целурозаврами") не сложилось с гигантизмом, а у аллозавров всё прошло на ура, и их продвинутые потомки, кархарозавры, даже немного превзошли тираннозавров размерами.

 

Тероподы - рекордсмены (Giganotosaurus относится к кархарозавридам):

 

Спинозавр, кстати, - потомок древнего и примитивного семейства теропод - мегалозаврид, а типичный представитель этого семейства, среднеюрский мегалозавр, стал, в своё время, первым описанным наукой динозавром - он получил своё имя аж в 1826 году, а великий (практически первый…) палеонтолог Жорж Кювье правильно предположил, что мегалозавровы огромные кости принадлежат пресмыкающемуся. Впрочем, реконструкция облика мегалозавра, сделанная в середине 19-го века несколько отличается от современной...

 

Мегалозавр в XIX веке и в XXI:

 

Чтобы привнести некоторый порядок в головы читателей, любящих динозавров, но не сведущих в их систематике, добавлю простенькую схему, объясняющую родственные связи между тероподами: кто от кого и когда отделился:

 

 

Порядок привнёсся?.. На самом деле, всё не так сложно, как, может быть, вам показалось. На самом деле, всё гораздо, гораздо сложнее, и приведенная выше схема - это всего лишь сильно "адаптированное издание", а полное - в разы мохнатее, да к тому же имеет варианты…

 

Позволю себе ещё одну, подводящую итог, реплику относительно развода Гондваны с Лавразией, перед тем, как начать перечислять поимённо тех патагонских динозавров, с которыми нам посчастливилось познакомиться лично…

Прелесть научной теории заключается не в том, что её можно строго доказать (естесственная наука – это не математика, и однозначные, а главное окончательные доказательства в ней невозможны), а в том, что её, в принципе, можно опровергнуть. Если бы фауна мелового периода Южной Америки была бы столь же похожа на фауну Северной, как, к примеру, азиатская, теория раскола Пангеи на Гондвану и Лавразию была бы с треском похоронена. Ан нет - всё оказалось именно в согласии с её очевидным предсказанием: если в конце юрского периода все динозавровы фауны более или менее похожи, то на протяжении мелового северная лавразийская фауна идёт своим путём, а гондванская - своим: накапливающиеся в изоляции различия разводят эти фауны в разные стороны.

 

Распад Пангеи на современные материки на протяжении мезозоя:

 

 

 

 

Итак, личное знакомство.

Как-то раз, за пару лет до этой поездки, я набрал в поисковике что-то вроде "patagonia dinosaurs" и одна из ссылок привела меня на эту страницу: http://www.proyectodino.com.ar/

Так я узнал, что существует такое озеро, Лаго Барреалес, где любой динозавролюб, готовый расстаться с чувствительным, но вполне подъёмным количеством конвертируемой валюты, может лично поучаствовать в раскопках патагонских динозавров под темпераментным руководством латиноамериканских палеонтологов. К слову, перед самой поездкой, я заглянул на страницу проекта в Фейсбуке и обнаружил, что она завалена тоннами всесторонних селфи некоего немолодого мускулистого мачо в лопающейся на рельефе майке. Нахальные глаза без тени рефлексии - что твой раптор… - глядят в камеру. Как оказалось, это и есть ведущий палеонтолог проекта, а вы, небось, вообразили бы себе пыльного одуванчика с козлиной бородкой…

Разумеется, я всю жизнь хотел копать динозавров и продолжаю хотеть этого и сейчас, но поскольку я всегда хочу и многое другое, и хочу это другое столь же сильно, то осуществление раскопочной мечты переносится с года на год, но вот, месяц назад, наконец, свершилось… - я был в шаге от её осуществления!..

Всё шло у меня, как по маслу, но вдруг, незадолго до отъезда в Аргентину, на сайте проекта появился баннер, извещающий о временном, - но неизвестно на какое время - прикрытии этой лавочки… Я снова не покопал динозавров, но положительный результат от всей этой пертурбации, всё же, имеется: готовясь к поездке, я изрядно погрузился в тему и выяснил много интересного про палеонтологическую Патагонию.

Оказалось, что существует такая тонкая-тонкая, хрупкая-хрупкая, почти незаметная веточка на мощном дереве мирового туризма, как "палеонтологический туризм", и существуют для таких палеонтологических туристов свои особые палеонтологические маршруты. В частности, в Патагонии существует широко известный в среде палеонтофилов, так называемый "The Dinosaur Route", - я назвал его для себя "палеонтологический треугольник", поскольку он объединяет в рамках кольцевой экскурсии три главных динозавровых сайта северной Патагонии: Лаго Барреалес, Вилла Эль Чокон и Плаза Уинкул.

 

 

Про Лаго Барреалес я уже рассказал, теперь - о двух других.

Вилла Эль Чокон - это небольшой посёлок, расположенный у подножия весьма приличного палеонтологического музея. Музей был построен в этом богом забытом посёлке в честь одной единственной находки, сделанной в его окрестностях в 1993 году: практически полного скелета гиганотозавра (Giganotosaurus carolini), который на сегодняшний день считается одним самых гигантских хищных динозавров, а возможно и самым гигантским. О нём я расскажу чуть позже. Кроме того, на берегу озера прямо возле посёлка были обнаружены гигантские следы: одна цепочка принадлежала крупному хищнику, а несколько других, судя по похожим, но разновеликим отпечаткам, были оставлены семейством зауроподов. До того, как весть об этом открытии докатилась до палеонтологического сообщества, семейство местных фермеров использовало следы семейства зауроподов для приготовления барбекю… Учёные мужи изгнали сельскохозяйственных мужей со "следовой полосы" и тщательно её огородили, но тут государственные мужи решили построить на вытекающей из озера реке плотину, уровень озера поднялся, и следы оказались под водой, хоть и не очень глубоко. Как нетрудно догадаться, с государственными мужами учёные мужи справиться не смогли, а на извлечение плит со следами и перенос под крыло музея денег, вероятно, не нашлось: Аргентина - бедная страна, в которой налогов едва хватает на прокорм чиновников…

Гиганотозавр - центральный, но не единственный экспонат Музея имени Эрнеста Бахманна в Вилла Эль Чокон. Это, конечно, не "Галерея Динозавров" Британского Музея, но посмотреть есть на что.

 

 

Третья вершина "динозаврова треугольника" - это палеонтологический музей имени Кармен Фунес в городе Плаза Уинкул. Как и в музее Эрнеста Бахманна, тут имеется своя изюминка, притом, ещё более внушительная: скелет аргентинозавра - одного из самых гигантских зауроподов. Правда, в музее Бахманна выставлен оригинал, а в Кармен Фунес отреставрированная копия, но, справедливости ради, в подавляющем большинстве случаев вы видите в палеонтологических музеях именно копии, а оригинал - скорее исключение из правила, чем наоборот. Оригиналы, чаще всего, хранятся в запасниках и извлекаются оттуда для научных исследований. Если вы видите в музее целенький с иголочки скелет, в котором присутствует каждая косточка вплоть до последнего мизинца на левой задней ноге, будьте уверены, что перед вами муляж, а не реальные кости возрастом 100 млн. лет… Гиганотозавр, между прочим, был широко растиражирован и присутствует во многих музеях мира, в том числе и в музее в Плаза Уинкул. Во всех этих музеях он предстаёт перед вами в виде гигантского идеально полного скелета, смонтированного в эффектных позах, тогда как оригинал, на самом деле, по-прежнему лежит на боку впечатанный в огромную монолитную плиту в главном зале музея Виллы Эль Чокон. На редкость полный экземпляр, между прочим: ему не достаёт лишь одной задней ноги и черепа (и то и другое заменено гипсовым муляжем). Череп, правда, выставлен в том же зале, но в отдельной витрине.

Аргентинозавра, который экспонируется в музее Плаза Уинкул, обнаружил один из местных фермеров: он откопал бедренную кость этого динозавра во дворе своего ранчо и принял её за ствол окаменевшего дерева. Вызванные им палеонтологи быстро сообразили, что перед ними находка, имеющая вселенское значение, и извлекли скелет в рекордные сроки - всего за пару месяцев.

 

От благодарных жителей Плаза Уинкул - любимому аргентинозавру, свалившемуся на них, как манна небесная и немало поспособствовавшему процветанию их захолустного города:

 

Базовым лагерем для проникновения в "палеонтологический треугольник" является пролетарский город Неукен (Neuquen) - безликое скопление бетонных коробок, вокруг которого стадами пасущихся зауроподов разбросаны по бурым равнинам сотни нефтедобывающих вышек… Если бы не динозавры, ничто не смогло бы загнать меня в этот безрадостный, противопоказанный туристу город.

 

 

Вообще-то, мы решились на погружение в палеонтологию буквально в последний момент, когда откладывать решение "на завтра" стало уже невозможно. У нас оставались последние два дня поездки, и альтернативой динозаврам был трудный трёхдневный трек в районе Барилоче, который мы должны были уплотнить до двухдневного, а мы так затрахались на предыдущих треках, и так замылился наш глаз на природные красоты, что от одной мысли о взвалить на плечи рюкзак, меня лично поташнивало. Если бы динозавров треугольник не был безнадёжно испорчен закрытием Лаго Барреалес, мы не колебались бы ни секунды, но я опасался, что без главной жемчужины наша экскурсия обернётся унылым визитом в выморочные провинциальные музеи с одним пыльным, хоть и внушительным, экспонатом в каждом.

В итоге, динозавры вырвали, всё же, у трека победу, но только "по очкам" и в самый последний момент.

 

 

Вилла Эль Чокон

 

 

Неукен - довольно большой город с огромным автовокзалом, который примечателен тем, что никто, абсолютно никто их обитателей трёх десятков кассовых окошек не знает ни слова по-английски - даже такого ключевого, как "тикет". Закладываю широкий круг и нахожу информационное бюро: "Дую  спик инглиш?" Две пары глаз взирают на меня с тревожным испугом… Похоже, они не только не знают этого языка, но и не подозревали, что он существует. Неукен стал первым аргентинским городом, где на нас оглядывались на улицах, как на инопланетян, настолько в новинку оказался местным жителям наш заточенный под треки прикид: походные брюки и ботинки вибрам. Кроме прочего, в Неукене царила чудовищная жара, никак не оправдываемая вполне умеренной широтой, на которой он расположен, не говоря уже о том, что на дворе была середина марта, то есть, по их антиподским понятиям - середина первого месяца осени.

Из всего, что я успел наговорить, вы можете сделать вывод, что Неукен нам не понравился, и это - верное умозаключение. Единственным отрадным местом в городе нам показался наш хостель "Puntо Patagonicо". Комнатушка была дерьмовая, но люди - очень симпатичные, отзывчивые и услужливые, рядом со входом на стене красовалась великолепная фреска, приглашающая нас в юрский период, а во внутреннем душном дворике жила маленькая собачка по имени Мия (на тот момент, не мама…), которая охраняла наш мирный сон громко откликаясь лаем на всякий подозрительный шорох…

 

 

Экскурсия по костяным местам Патагонии получилась эксклюзивной: к нам был прикомандирован персональный джип с водителем и экскурсоводом в двух отдельных лицах. Экскурсовод оказался молодой девушкой: с щедрым телом, вполне латиноамериканским темпераментом и выразительной жизнью карих глаз. Надеюсь, присутствие Лены на этой экскурсии вполне избавляет меня от подозрений в том, что за моим описанием скрывается что-либо ещё, кроме бескорыстной любви к жизни, к людям и к поэтическому слову… Как звали нашу "гидессу" мы не запомнили, а потому я буду называть её выдуманным именем Фоссилия - это первое, что пришло мне в голову по ассоциации с темой нашей экскурсии, да к тому же, на мой неискушенный слух, в этом звучит что-то латиноамериканское.

Сперва, девушка не поняла, с кем она имеет дело, и попыталась увлечь нас по накатанному маршруту, который начинается со стандартного тошнотика - обзорной экскурсии по городу, но я вежливо отказался и предложил перейти прямо к делу - отправиться в Вилла Эль Чокон к гиганотозавру. Фоссилия, однако, оказалась патриоткой своего нефтеналивного города и затащила-таки нас на какой-то местный "мамаев курган", с которого открывался вид на унылые пригороды, плавно переходящие в природный пейзаж, - столь безрадостный, что его вряд ли смогли бы испортить даже повсеместные аргентинские нефтедобытчики. Глаза Фоссилии горели любовью и умилением: обводя рукой всё это великолепие, она излагала нам историю родного края, начавшуюся целых (!) сто лет назад и украшенную такими выдающимися событиями, как победоносная война с местными племенами, начало нефтедобычи и продолжение нефтедобычи. "Правда красиво?.." - она доверчиво заглянула мне в глаза, и я неопределённо кивнул головой, пытаясь, одновременно, казаться искренним и оставаться честным... С глубокой грустью наблюдал я её ничем не оправданное воодушевление, и никогда ещё "злоба любви" не казалась мне столь очевидной.

По дороге в Вилла Эль Чокон, Фоссилия достаёт из "бардачка" упаковку мате, засыпает в чашку, заливает апельсиновым соком, сосредоточенно отпивает глоток: "Хотите попробовать?" Мы, разумеется, хотим, пробуем - в сущности, бурда бурдой - сухая трава, залитая соком. Говорим "спасибо" и возвращаем. Сделав пару глотков, Фоссилия предлагает снова - вежливо отказываемся. Фоссилия испытующе приглядывается, взвешивает степень нашей искренности:

- Имейте в виду, у нас в Аргентине отказ считается окончательным. Если вы отказались, вам больше не предложат. Хотите ещё?..

- Нет, но будем иметь в виду и, когда захотим, сами попросим. Скажи мне, а тема динозавров - это что-то, что ты учила как гид для профессиональных целей, или они интересуют тебя сами по себе?

Фоссилия воспылала!

- О, нет - они интересуют меня сами по себе! Я участвовала в раскопках в Лаго Барреалес - это было здорово - все эти огромные кости вокруг тебя!.. - хотя условия были ужасные: жара, влажность… это ведь расположено прямо у воды, - на берегу озера… И ещё, ты там ничего не понимаешь, что ты делаешь: тебе говорят "пойди туда", "принеси это", но никто ничего не объясняет - палеонтологи всегда заняты собой и динозаврами... - но всё равно это было так здорово! - В её карих, выразительных, хорошо приспособленных для влюблённого взгляда глазах промелькивает упрямство.

- А ещё я участвовала в археологических раскопках. Здесь, недалеко от Неукена, мы раскапывали древнюю железнодорожную станцию начала двадцатого века.

- Что вы раскапывали?.. -  трудности перевода, не иначе…

- Железнодорожную станцию. Вам, наверно, смешно, но для нас это уже давняя история…

- Нет, почему же, мне не смешно… - оправдываюсь я, наклоняя голову, чтобы Фоссилия не увидела моего лица в зеркале заднего обзора, - хотя, да, конечно, - мы привыкли к более древним археологическим памятникам…

- Мы откопали там письма строителей, которые так много рассказали нам нового о той эпохе! Это было так трогательно…

Я искренне пытаюсь разделить её восторг, затем, мы очень ко времени проезжаем мимо полузаброшенной уже пару десятилетий железнодорожной ветки Барилоче - Неукен.

- Фоссилия, а что стало с этой железной дорогой из Барилоче? Она не работает?

- По ней перевозят строительные грузы на некоторых участках, а так - она закрыта. Когда-то, правительство продало её в частные руки, но она оказалась нерентабельна, и её закрыли.

- Через полвека детям Фоссилии будет, что раскапывать, если они пойдут в археологи - философически комментирую я Лене, переходя на русский язык, затем, направляю разговор на милую моему сердцу палеонтологию:

- Скажи, а почему закрыли Лаго Барреалис?

- Вообще-то, у них всё время были финансовые проблемы, но закрылись они из-за индейцев.

- Из-за индейцев?.. - Перед моими глазами проносится картина: стремительные краснокожие дикари на кривоногих лошадках врываются в лагерь палеонтологов, срубленный ударом томагавка осыпается на землю скелет гиганотозавра, Гойко Митич, раскрашенный в цвета флага гомосексуального сообщества, обоюдоострым кинжалом срезает скальп мускулистого крепыша с нахальными глазами и с воплем взметывает его над своей воронокрылой головой с двумя победно торчащими, как знак "Victory", орлиными перьями.,. 

- Да, они предъявили претензии на земли, на которых ведутся раскопки, и сейчас вокруг этого дела затеяна судебная тяжба…

- Расспроси её об индейцах - подстрекает меня Лена,

- Но, может быть, это больная для них тема - вяло сопротивляюсь я, но, всё-таки, спрашиваю:

- А у вас тут много индейцев вокруг Неукена?

- Нет, не очень (она называет их на американский манер "нейтивз"), но они пользуются влиянием.

- Когда-то, сто лет назад, мы их почти истребили, - добавляет она безмятежно, но я не уверен, что эта безмятежность была следствием безразличия к судьбе аборигенов. Возможно, человеку, участвовавшему в археологических раскопках железнодорожной станции, вся эта история с индейцами может казаться столь же далекой, как мне - библейское истребление хананеев иудеями…

- Да, - говорю я для поддержания разговора, - но сейчас у них своя община, и они борются за свои земли?..

- В Буэнос Айресе у них постоянный пикет в городском парке, и вот теперь - Лаго Барреалес. Нейтивз становятся активнее в последние годы.

- О, да - подтверждаю я, в надежде на политическую беседу. До конца поездки я осталось всего два дня, а я ещё ни с одним аргентинцем не поговорил о политике… - нейтивз становятся во главе правительств: Венесуэла, в Боливии - этот, как его… Моралес…

- Да, Моралес - подтверждает Фоссилия, уже не удивляясь тому, что я знаю не только всю подноготную юрской фауны, но и кучу других вещей, никак со мной напрямую не связанных. Сама она - человек сугубо локальный, из тех, кто прекрасно знает свой дом - где, что лежит, и когда что появилась, - но о том, что творится за его порогом, имеет самое смутное представление. Она сразу честно призналась, что абсолютно ничего не знает об Израиле, и была крайне удивлена, узнав, что это довольно южная страна с пустынным климатом. Что там Израиль, - я довольно быстро убедился, что знаю об аргентинской Патагонии значительно больше этой девушки: "я там никогда не была - это дорого для нас, поехать в Патагонию" - сказала она, аккуратно отстраняя тему. Говорят, таковы американцы, и я, в общем, принимаю это вполне снисходительно. Я знаю, что слово "снисходительно" отдаёт снобизмом, и, вероятно, я в этом вопросе в определённой степени сноб, но я борюсь с этим своим качеством и стараюсь смотреть на вещи непредвзято: в конце концов, локальные знания куда более полезны и применимы, чем глобальное всезнайство…

- В Боливии - Моралес, нейтив, в Венесуэле - Мадуро, тоже нейтив, и почему-то все они - социалисты. Это ведь не очень здорово для экономики? - осторожно вступаю я на топкую почву, но мой вопрос повисает в воздухе: Фоссилия каменеет лицом и после неловкой паузы переводит разговор на другую тему.

Хм… нет, так нет, - возвращаемся к нашим гиганотозаврам…

 

Осмотр «Виллы» мы начали со следов на берегу озера, и там, на берегу, я решил, что вот – оправдываются мои самые худшие опасения насчет этой экскурсии...

Мы стояли на бревенчатом настиле, возвышавшемся над огороженным участком глубокой лужи:

- Вот тут, под водой находятся следы динозавра... Вы их видите?..

- Честно говоря... хм... не очень... Да, кажется, я что-то вижу...

Фоссилия заметно смущена состоянием достопримечательности, которую призвана продемонстрировать своим клиентам, и, похоже, эта ситуация застала её врасплох: на секунду замешкавшись, она продолжила откатывать обязательную программу - по инерции, как заводная игрушка:

- Как по вашему, какому динозавру принадлежат эти следы?

- Ну, если бы я видел эти следы, я мог бы попробовать определить, какому динозавру они принадлежат...

- Ой, вы знаете, мне действительно неудобно, но я сама ещё не видела это место в таком плохом состоянии: с тех пор, как построили дамбу, озеро иногда затопляет следы... Но, если я вам скажу, что это были вот такие следы – она складывает руки в круг на уровне груди, - и у них было по три больших пальца, что бы вы подумали?

- Я бы подумал, что это следы крупного хищного динозавра – возможно, гиганотозавра.

Фоссилия одобрительно кивает и сопровождает нас к другой луже:

- А тут, если вы присмотритесь, вы увидите несколько цепочек разной величины – мы перегибаемся через перила и присматриваемся, - и эти следы – четырёхпалые. Как вы думаете, кто бы это мог быть?

- Если круглые и четырёхпалые, то, вероятно, это зауроподы?..

- Верно! – восклицает Фоссилия, нежно глядя на меня, как мама на своего умненького ребёнка, - а вот там, когда нет воды, вы можете разглядеть следы детёныша...

- Безумно интересно...

Ещё раз выслушав многословные извинения Фоссилии по поводу состояния знаменитых следов, мы направляемся к зданию музея...

 

 

Двери музея охраняет статуя карнотауруса (Carnotaurus) в натуральную величину:

 

Первым делом, разумеется, мы нанесли визит главному хищнику южного полушария - гиганотозавру.

Исполинская тварь возлежала на правом боку, вытянувшись во весь рост. Недостающие части, коих немного - это один самых полных скелетов гигантского теропода в мире, - заменены белыми гипсовыми репликами.

 

 

Своими типичными аллозавровыми бровками он напоминает мне Джека Николсона… Инфернальная зверюга!

 

К слову, о бровках. Как я уже говорил, гигантские хищные динозавры Лавразии относились к тирранозавридам, а хищные динозавры Гондваны – к аллазавроидам (если конкретнее, то эти гондванские гиганты относились к наиболее позднему и продвинутому семейству аллозавроидов – к кархародонтозавридам). Так вот, «бровки» - характерная черта аллазавроидов, позволяющая, в большинстве случаев, неспециалисту легко отличать их от тирранозаврид.

Смотреть не в глаз, а в бровь:

 

 

Кстати, о глазе!.. Уверен, что вы приняли за него не то отвестие, что надо:

 

Возможно, вас заинтриговали все эти трёхэтажные названия, заканчивающиеся на "иды" - "кархародонтозавриды", "тирранозавриды" и им подобные? Дело в том, что «-ид» (-idae)- это стандартное окончание, означающее, что речь идёт о семействе. Цитата: «В зоологии название семейства образуется от названия типового рода, к основе которого добавляется стандартное окончание –idae. Примеры: род Canis (собака) основа Can- и окончание -idae дают название Canidae (собачьи)».

Таким образом, семейство "кархародонтозавриды" получило своё название от типового рода "кархародонтозавр" (в переводе: "акулозубый ящер"), обитавшего на территории Северной Африки примерно в то же время, что и гиганотозавр в Южной Америке, и достигавшего сходных с последним размеров.

 

Возвращаясь к герою рассказа: гиганотозавр обитал на территории сегодняшней Аргентины в середине мелового периода, примерно 98 млн. лет назад, и наверняка питался современными ему зауроподами. Кости двух видов зауроподов были найдены в непосредственной близости от того места, где залегал скелет гиганотозавра, и это породило не совсем безосновательные спекуляции о том, что, вероятно, это соседство не было случайным… Нам мало что известно об образе жизни этого хищника, поскольку находки его единичны, но зато у него есть близкий родственник, кархародонтозаврид мапузавр (Mapusaurus), который, возможно, охотился стаей: были найдены скелеты нескольких разновозрастных особей, расположенных в интимной близости друг от друга. Вполне возможно, что многие тероподы, включая и гиганотозавра, были стайными хищниками.

 

Стая мапузавров выходит на разбой:

 

В 2001 году, группа палеонтологов попробовала оценить максимальную скорость, с которой гиганотозавр мог преследовать добычу, и пришли к выводу, что она не превышала 50 км/ч. При большей скорости их виртуальный гиганотозавр терял равновесие и летел кубарем… В 2005 другой палеонтолог прикинул силу укуса гиганотозавра и пришел к выводу, что по этому параметру он в три раза уступал тирранозавру аналогичных размеров, и, вероятно, чаще всего имел дело с относительно некрупной добычей.

 

Реплика гиганотозавра в музее в Плаза Уинкул:

 

В зале гиганотозавра одна необычная "деталь пейзажа" сразу же привлекла моё внимание: внутри кладбищенской, так сказать, ограды, прямо на плите со впечатанным в неё динозавром был припаркован открытый джип в хорошем состоянии и экипированный всем необходимым для небольшой экспедиции. Я знаю, что у первобытных народов существовал обычай снаряжать покойника в загробный мир, и в могилу к уважаемому человеку укладывали утварь, снедь и выпивку, - туда же сходил его любимый конь, а иногда и жена и преданная челядь. В то же время, мне трудно представить, чтобы этот обычай практиковался динозаврами семейства кархародонтозаврид, да и лендровер выглядел слишком уж новеньким…

- Это лендровер самого Каролини!.. - развеяла мои сомнения Фоссилия - именно на нём разъезжая, он наткнулся на скелет этого динозавра. Вы знаете, он не был профессиональным палеонтологом, но он был очень увлечённым любителем… - Она замешкалась, прикидывая, достоин ли я подобного кредита, и, взглянув мне в глаза, добавила:

- Как вы!

Что ж, кто знает, может быть где-то там, за очередным жизненным поворотом, меня всё ещё поджидает мой гиганотозавр.

А было это так: 25 июля 1993 года, весь длинный слякотный зимний день, тщётно прождала жена Рубена Дарио Каролини своего непутёвого мужа. Стемнело. Завывал и стучал ставнями сырой ветер, все нормальные аргентинские мачо давно уже посасывали мате через трубочку, забросив на крюк засаленное сомбреро, или, почёсывая кактус небритого подбородка, болели за сборную Аргентины против её соседей по континенту, а мужа всё не было - бесполезный оболтус снова притащит домой сто килограммов вымазанных в глине костей, которые и так уже некуда девать, - всё у нас не как у людей, ей богу…

Но на этот раз её Рубен Дарио превзошел самого себя: было уже далеко за полночь, когда дверь распахнулась, бездельник ввалился в берлогу, оставил цепочку пахнущих болотом следов на потёртом ковре из шерсти гуанако и грузно провалился задом в тростниковое кресло…

- Dónde estás vagando de nuevo, hijo de puta! - воскликнула возмущённая женщина (очень приблизительно, это можно перевести на русский язык, как: "где ты снова так долго гулял, мой милый"), на что Каролини ответил не сразу. Он задумчиво выпятил нижнюю губу, пожевал верхнюю и посмотрел на супругу долгим оценивающим взглядом, в котором сквозили усталость, и, одновременно, - прощение и даже некоторое любопытство - словно он видел её в этом ракурсе впервые. Так смотрит на свою вечную допотопную машинку счастливчик, только что выигравший в лотерею миллион долларов и знающий, что теперь ему по плечу Феррари...

Наконец, он разжал губы: "Кажется, я сделал находку всей своей жизни…"

 

 

ОК, тема гиганотозавра практически исчерпана, пора с ним попрощаться и перейти к менее грандиозным, но не менее интересным соседям по музею.

Дай, Джим, на счастье лапу мне...

 

Помимо гиганотозавра, величайшее почтение музейных работников к которому проявилось в том, что он представлен, как оригиналом, так и смонтированной в полный рост репликой, в музее выставлены ещё два крупных теропода: карнотаурус (Carnotaurus) и скорпиовенатор (Skorpiovenator). Карнотаурус представлен репликой, а скорпиовенатор - оригиналом, скелет карнотауруса смонтирован и поставлен на ноги, а скорпиовенатор выставлен в том состоянии, в котором был найден: впечатанным в плиту розового песчаника.

Оба динозавра находятся между собой в ближайшем родстве, и в весьма отдалённом - с гиганотозавром. Оба - относятся к древней и относительно примитивной группе хищных динозавров, которых называют "цератозавроидами", по имени типичного, откопанного ещё в конце девятнадцатого века скандалистом Маршем, рода цератозавр. Цератозавр, в своё время, немало озадачил ученый мир, поскольку голова этого хищного ящера украшена рожками: двумя маленькими - над глазницами и третьим, побольше, - на носу… В конце позапрошлого века существовал консенсус относительно того, что рога - это всегда оборонительное оружие травоядных, и хищнику они без надобности. Цератозавр порвал устоявшийся шаблон: буквально, прободал его рогами…

Фактически, в плане родства, цератозавры равноудалены, как от тирранозавров, так и от аллозавров. Не все цератозавроиды - рогоносцы, но, видимо, эта группа была генетически предрасположена к обзаведению подобным украшением, и если скорпиовенатор, к примеру, был обделён рогами, то карнотаурус вполне оправдывает своё название ("плотоядный бык"!..).

 

Разнорогие цератозавроиды. Слева направо: с одним, с двумя и с тремя рогами:

 

 

Цератозавры супротив своих травоядных млекопитающих аналогов:

 

Поговорим теперь конкретно о карнотаурусе.

Обитал этот "плотоядный бык" на территории Аргентины в верхнемеловую эпоху 70 млн. лет назад.  Известен он, главным образом, по одному скелету изумительной сохранности и является одним из наиболее хорошо изученных теропод южного полушария. Это был средних размеров бипедальный динозавр относительно лёгкого телосложения, стремительно бегавший на стройных и даже грациозных ногах. Вырастало это животное, вероятно, до 9-ти метров в длину и весило при этом около полутора тонн.

 

 

 

Помимо рогатой головы, он отличался ещё одной примечательной особенностью: крохотными дегенеративными ручками - крохотными и дегенеративными даже в сравнении с ручками тирранозавра, не говоря уже о прочих тероподах. Правда, ручки тирранозавра были заметно тоньше, но зато у карнотауруса они были беспрецедентно короткими. Далее, у карнотауруса были серьёзные проблемы с пальцами: их было четыре, и только два из них (2й и 3й) имели суставы, а 1й и 4й представляли собой цельные косточки, образовавшиеся из спаянных фаланг, притом 4й палец был крупнее прочих и торчал немного в сторону, поэтому некоторые палеонтологи считают, что он мог заканчиваться острой шпорой. Непонятно, правда, кого карнатаурус мог этой шпорой пришпоривать…

В 2009 году было проведено исследование ручек карнотауруса и его ближайших родственников, которое показало, что каналы, в которых пролегали нервные волокна, дающие возможность мозгу управлять передними конечностями, сильно редуцированы у всего этого семейства, что, вероятно, говорит о том, что у этих динозавров передние конечности были не функциональны и находились в процессе рудиментации. Возможно, не прерви юкатанский астероид этот процесс, спустя энное количество миллионолетий, мы получили бы абсолютно безрукие виды цератозавроидов, а, возможно, и тирранозаврид.

 

Сравнение задних и передних конечностей карнотауруса с конечностями других теропод:

 

Уникальная сохранность упомянутого выше скелета проявилась ярче всего в том, что вместе с костями были обнаружены обширные отпечатки кожи - редчайшая находка, позволяющая реконструировать внешний облик этого ящера с предельной достоверностью. В частности, были извлечены отпечатки кожи, покрывавшей нижнюю челюсть, переднюю часть шеи, плечевой пояс и грудную клетку. Наиболее протяженный отпечаток отставлен хвостом карнотауруса. Изначально, сохранился, также, отпечаток большей части головы, но его распознали слишком поздно, и - невосполнимая потеря! - он был разрушен во время работ по извлечению черепа.

Отпечатки кожи карнотауруса представляют собой мозаику небольших, не перекрывающихся между собой чешуй примерно 5мм в диаметре. В эту мозаику были "вмонтированы" крупные бляхи, цепочки которых тянулись вдоль боков животного. Между прочим, не было обнаружено никаких намёков на присутствие перьев или чего-либо подобного, что говорит о том, что сегодняшним палеоанималистам не стоит слепо волочиться за модой и утыкивать перьями всех теропод без разбору…

 

Участок кожи карнотауруса:

 

Такая нетривиальная для хищника часть тела, как рога, не могла не вызвать бурные споры, и на сегодняшний день большинство специалистов считает, что они использовались либо для выяснения отношений между соперниками по различным спорным вопросам, будь то территориальные претензии или права на представительниц слабого пола, либо для брачной демонстрации, либо, как это происходит, скажем, у оленей, - и для того, и для другого. В пользу теории поединков говорит форма рогов - они массивные и округлые, - и наличие толстого лобного купола у некоторых видов (к примеру, у манджунгозавра, - см. картинку с "разнорогими" цератозаврами). Вероятно, многие цератозавры бодались или сталкивались лбами, как это делают сегодняшние бараны. Рога карнотауруса представляют собой костные выросты над бровями, длинной порядка 15 см, но некоторые палеонтологи предполагают, что, возможно, они были покрыты роговым чехлом, как у сегодняшних полорогих (коровы, антилопы и прочие бараны), и, соответственно, могли выглядеть куда более внушительно, чем можно предположить, глядя на голый череп:

 

 

Мне же лично карнатаурус своими рожками немного напоминает пророка Моисея в знаменитой интерпретации гениального, но явно не владевшего ивритом Микеланджело:

 

Нет? Не похоже?.. А по-моему, что-то есть.

От карнотауруса мы перешли к плите розового песчаника, в которой, картинно запрокинув оскаленный в посмертной улыбке череп, распростёрся его безрогий родственник - скорпиовенатор.

 

 

- Как по вашему, почему у него так странно запрокинута голова, - почему он лежит в такой неестественной позе? - спросила Фоссилия, в нетерпении дать правильный ответ переступая с ножки на ножку.

- О, это просто, - с лёгкостью принимаю я подачу - это происходит из-за посмертного сокращения мышц шеи. Это типичная поза для хорошо сохранившегося скелета динозавра.

- Верно! – Фоссилия одарила меня влюблённым взглядом и тут же опустила на лукавые глаза застенчивые шторки ресниц, приподнялась на носочках, вернулась на пяточки, отшагнула полшажочка к скорпиовенатору, трансформируя в неосознанные движения ищущую выхода восторженную энергию. Фоссилия относится к тому замечательному виду женщин, которых можно покорить знанием посмертной позы хищного динозавра. Вероятно, благодаря именно таким женщинам половой отбор отобрал, закрепил и сохранил такую бесполезную разновидность мужчин, как палеонтологи...

Скорпиовенатор был несколько короче карнотауруса, но массивнее и тяжелее. Его короткое и широкое тело, по бокам которого болтались беспомощные ручки, покоилось на мощных ногах - с объёмистыми бёдрами и сильными голенями. У него был могучий, покрытый выступами и гребнями череп с тупой бульдожьей мордой - это была сильная и свирепая тварь, с которой я не хотел бы столкнуться в каком-нибудь тёмном переулке.

 

 

 

Рассмотрев и всесторонне обфотографировав имевшихся в наличии теропод, я принялся за зауроподов.

В Вилла Эль Чокон имеются реплики двух зауроподов: оба довольно примечательны, и каждый представляет собой одну из двух главных ветвей этой обширной группы: титанозавров и диплодоцид.

Как я уже рассказывал выше, - и я не сомневаюсь, что вы запомнили каждое моё слово, - Гондвана мелового периода была богата титанозаврами, а Лавразия - диплодоцидами, но, в общем, и там, и там присутствовали оба семейства, притом, именно в Гондване, которая была заметно обделена растительноядными птицетазовыми динозаврами, это обидное упущение компенсировалось необычайным разнообразием зауроподов, которые охотно позанимали свободные "птицетазовые" ниши. Любопытно, что конвергентная эволюция проявилась даже в таких адаптациях, которые трудно напрямую связать с конкретной экологической нишей. К примеру, в Южной Америке, где панцирные динозавры анкилозавры были редки и невыразительны, многие виды зауроподов обзавелись панцирями и шипами, притом отличились этим, как некоторые титанозавры, так и диплодоциды.

Титанозавров представляет в Эль Чоконе "крохотный", не достигавший и десяти метров в длину, и относительно короткошеий зауропод по имени неукензавр (Neuquensaurus), названный так, как вы догадались, в честь города Неукен, в окрестностях которого он был найден.

 

 

Несмотря на то, что неукензавру принадлежит один из самых полных скелетов патагонского зауропода, по-настоящему знаменит, всё-таки, не он, а его ближайший родственник салтазавр (Saltasaurus). Поэтому, я расскажу здесь именно о салтазавре, хотя его скелета нет в Эль Чоконе, но не всё ли равно, - лишь бы было интересно, да и большинство палеонтологов придерживается мнения, что неукензавр разделял наиболее примечательные особенности салтазавра, - в частности, он, вероятно, был покрыт панцирем из костных блях, - и жили они примерно в одном и том же районе, в одно и то же время - 70 млн. лет назад.

 

Салтазавр был несколько крупнее неукензавра:

 

Любопытно, что, несмотря на то, что череп неукензавра не был найден, а его ближайший родич, салтазавр, обладал необычной для титанозавров плоской "диплодочьей" головой, реконструированной реплике в Эль Чоконе приставили "высоколобую" голову типичного титанозавра, вероятно, сочтя эту спекуляциею наименее вопиющей из всех возможных...

Несмотря на довольно примечательную голову, салтазавр прославился не ею, а своим панцирем и своими яйцами. Не теми яйцами, о которых вы, несомненно, подумали (мало того, что они не окаменевают даже и у самых мужественных самцов, так рептилии ими не обладают в принципе…), а теми, что откладывает подавляющее большинство пресмыкающихся, в том числе и динозавры.

Когда в 1980 году палеонтологи откопали крупные костные бляхи (их называют "остеодермами", т.е. - "кожными окостенениями") неподалеку от скелета салтазавра, их приписали не ему, а какому-то неизвестному анкилозавру, поскольку до того момента никто не подозревал, что зауроподы могли обзаводиться подобными украшениями, и считалось, что достаточной защитой от хищников, как и сегодняшним слонам, им служили габариты и вес. Впрочем, за первой находкой последовали новые, и старые взгляды на зауроподов пришлось пересмотреть. Найденные бляхи имели 10-12 см в диаметре и образовывали броню, подобную крокодильей.

В последние годы, подобные панцири обнаружили и у двух-трёх других зауроподов, в той или иной степени родственных салтазавру.

 

Салтазавр в сравнении с типичным анкилозавром:

 

 

Остеодермы салтазавра:

Но самое поразительное открытие, касающееся салтазавра, было совершено в патагонском местонахождении Ауко Мауево (Auca Mahuevo): там было обнаружено гигантское "гнездовье" этих динозавров.

 

 

Несколько сотен (!) самок своими сильными задними конечностями вырыли в этом благодатном месте глубокие ямы и отложили в них, в среднем, по 25 идеально круглых яиц, размером с крупный апельсин. Затем, они сокрыли своё сокровище под слоем почвы и растительности, но это не спасло драгоценные кладки от стихийного бедствия, которое, с одной стороны, погубило многие сотни бесподобно прелестных юных салтазавриков, но с другой - позволило изучить нам все стадии их динозаврового эмбриогенеза в немыслимых доселе подробностях. Степень сохранности кладок была такова, что из яиц удалось извлечь скелеты эмбрионов и даже - отпечатки их кожи.

 

На рисунке: (а) - череп эмбриона салтазавра; (в) - реконструкция черепа; (с) - отпечаток кожи эмбриона; (d) - реконструкция яйца с эмбрионом; (е) - схематическое изображение "гнездовья":

 

Эти эмбрионы салтазавра - просто кожа (слева) да кости (справа)…

 

 Не удержусь и впарю вам - быстренько, совсем по касательной - ещё одного занимательного патагонского титанозавра, который не был представлен в посещённых нами музеях. Парня, почему-то, зовут на женский лад: бонитазаура (Bonitasaura), и интересен он тем, что представляет собой зауроподовый аналог утконосых динозавров, - ещё один пример конвергенции! Впрочем, несмотря на внешнее подобие, - на утконосую физиономию, - оснащена его пасть была принципиально иначе: за коротким рядом передних зубов следовала острая, одетая роговым чехлом кромка, срезавшая тамошние растения, что твои ножницы… Это было некрупное по меркам зауроподов животное с короткой - по их же меркам… - шеей.

 

 

В некоторых отношениях бонитазаура напоминала диплодоцид, которые в её времена, в конце мелового периода, практически перевелись в Южной Америке. Пользуясь слабостью птицетазовых и диплодоцидных конкурентов, титанозавры чувствовали себя вольготно на просторах Гондваны - они примеряли на себя самые разнообразные адаптации и резвились во всех растительноядных экологических нишах.

Диплодоциды, как я уже говорил, в Гондване присутствовали, но были малочисленны, но зато их малое количество с избытком компенсировалось причудливостью форм… Самыми причудливыми южноамериканскими зауроподами были именно диплодоциды, и одного из самых причудливых диплодоцид, амаргазавра (Amargasaurus), мне выпала честь посетить (и даже покормить…) в Вилла Эль Чокон:

 

 

Драконоподобное такое создание, даром что без крыльев и вегетарианец…

 

Как и «панцирные» гондванские титанозавры, диплодоциды-фрики отличались небольшими размерами, что, вероятно, неудивительно: гигантам, вроде аргентинозавра или диплодока, отличной защитой служили рост и вес, а их "мелким" собратьям пришлось обзаводиться панцирями и шипами.

Амаргазавр обзавёлся шипами, которые представляют собой два ряда длинных остистых отростков шейных позвонков. Жил этот дракон в начале мелового периода, примерно 125 млн. лет назад, и достигал в длину десяти метров. Функция его странного гребня послужила темой для многих жарких споров, которые не утихли по сей день, поскольку палеонтологи так и не пришли ни к какому консенсусу. Основных гипотез - две, и у каждой есть свои вдохновенные сторонники.

Первая утверждает, что на эти шейные отростки был натянут кожный "парус", подобный тому, что достоверно имелся у некоторых динозавров (спинозавр (Spinosaurus) и Уранозавр (Ouranosaurus)) и у некоторых, гораздо более древних рептилий - пеликозавров (эдафозавр (Edaphosaurus) и диметродон (Dimetrodon)). Правда, у перечисленных "парусных животных" основой перепонки служили туловищные позвонки, а не шейные, но поскольку функция этих перепонок всё равно неясна, то шейный "парус" не выглядит менее уместным, чем спинной…

Как обычно, когда биологам непонятна функция какого-либо выдающегося украшения, на помощь им приходит теория полового отбора, поэтому многие специалисты считают, что все эти перепонки были шикарно окрашены и служили исключительно для брачной демонтрации.

 

Парусная версия амаргазавра и прочие допотопные "парусники":

 

 

Самая нетривиальная гипотеза на тему того, как диметродоны использовали свою перепонку… J

 

 

Несмотря на эффектность и романтическую привлекательность "парусной" теории (дождётся ли Ассоль своего амаргазавра…), против неё были выдвинуты весомые возражения. К примеру, один из скучных реалистов заметил, что, в отличие от прочих "парусников", у амаргазавра присутствуют не одна, а две шеренги отростков, и, соответственно, у него должны были быть два параллельных паруса, а такая конструкция сильно ограничила бы подвижность его шеи в горизонтальной плоскости.

Альтернативная гипотеза заключается в том, что никакой кожной перепонки между отростками не было вовсе, - они были покрыты роговым футляром и представляли собой двойной ряд шипов, который подходил, как для матримониальных целей - для этой самой «брачной демонстрации», - так и для целей более прагматичных: защищал шею от хищников. Прототип такой конструкции тоже имеется: две шеренги острых шипов тянулись вдоль хребта юрского динозавра кентрурозавра (Kentrosaurus) - ближайшего родственника куда более знаменитого стегозавра:

 

 

Эль Чоконский амаргазавр во всей красе:

 

Не могу пройти мимо ещё одного примечательного патагонского диплодоцида со звучным именем брахитрахелопан (Brachytrachelopan)… Жил этот динозавр в конце юрского периода, а ныне "тем любезен он народу", что является самым короткошеим зауроподом из всех, что нам известны. В длину он, как и амаргазавр, не превышал десяти метров, и, вероятно, эксплуатировал ту экологическую нишу, в которой северном полушарии подвизались сравнимые с ним по размерам орнитоподы вроде игуанодона. Шейные позвонки брахитрахелопана были снабжены мощными остистыми отростками и отличались общей массивностью. Проведенный палеонтологами анализ показал, что шея его была могучей и малоподвижной в вертикальной плоскости: вероятно, он мог "состригать" лишь ту зелень, которая произрастала на высоте 1-2м от земли.

 

Крайне экзотический зауропод, этот "брахи-трахи-целлофан":

 

- Всё, я готов! - с недоумением отметив про себя унылые, почти отчаявшиеся лица Елены и Фоссилии, я делаю последний снимок.

- Вы хотите сделать обеденный перерыв перед Плаза Уинкул, заехать куда-нибудь отдохнуть и пообедать?

- Нет, мы совсем не устали, мы перекусим чего-нибудь по-быренькому и поедем: до шести часов вечера осталось совсем немного времени…

- Ну, что вы, до пяти часов вечера вы успеете там всё посмотреть...

- Я вовсе не уверен в этом: до пяти тридцати у нас осталось всего четыре с половиной часа.

Мы перекусываем сендвичами, уютно примостившись на испещрённой козьими горошинами тенистой лестнице, ведущей к музею, попутно кормим деликатную местную собаку, ничего абсолютно от нас не требующую, но благодарно принимающую абсолютно всё, и отправляемся в Плаза Уинкул на встречу с аргентинозавром.

 

 

Плаза Уинкул

 

 

Аргентинозавр подавлял и внушал трепет, несмотря на переполненность воздухом всей этой неимоверной арочной конструкции, высокой, как небосвод… Стоя во весь рост у его ступней, ты чувствуешь себя ничтожным и преклонившим колена - он велик, как папа римский в период расцвета католического мракобесия. Его невозможно объять и невозможно составить впечатление о его пропорциях, неизбежно искаженных расстоянием, где бы ты ни находился. Его обтекаемый инопланетный череп то взирает на тебя, скалясь, сквозь увеличительное стекло микроскопа, то почти неразличим при взгляде от кончика хвоста: крошечная ракета на излёте, - падающая, почти уже упавшая, - на самом конце длинной, как дымовой след ракетницы, дуги шеи.

"Fucking crazy animal!!!" - повторяю я в восторге, от избытка невыразимых чувств переходя на английский - "Fucking crazy animal!!!"

 

 

 

Фоссилия заговаривает со мной о размерах, ибо невозможно не заговорить о них под сводом этого доисторического скелета-храма:

- Как ты думаешь, почему они были такими огромными, если сравнивать их с сегодняшними животными? - спрашивает она, склонив голову набок от любопытства услышать мою версию ответа.

- Не знаю, отвечаю я, неохотно отрываясь от скольжения взглядом по массивным пилонам, на которых покоился купол костяного храма, - в сущности, никто этого не знает, поскольку мы крайне мало знаем об их физиологии, а в сегодняшнем мире не существует ничего сравнимого.

- Палеонтологи считают, что в те времена земное притяжение было слабее, поэтому они и вырастали до таких размеров! - Фоссилия рада, что ей удалось просветить меня в чем-то существенном, я же просто ошарашен и пытаюсь найти деликатную форму уничижительным выражениям, роящимся в голове и рвущимся к выходу…

- Почему ты мне ничего не переводишь?.. - воспользовавшись заминкой, Лена протискивается в щель нашего с Фоссилией научного диспута. Безмолвный протест, зревший ещё в предыдущем музее, здесь, в Плаза Уинкул, обретает голос…

- Ты не поверишь… Она уверена, что динозавры были такими огромными, потому что в юрском периоде гравитация была слабее, чем сегодня! Кто бы мог подумать, что этот бред продолжает владеть умами… Выпустив пар, я возвращаюсь к Фоссилии:

- Фоссилия… ммм… боюсь, что физики не разделили бы твоего мнения… О каких именно палеонтологах ты говоришь? Лично я не встречал ничего подобного ни в одной серьёзной публикации, и, в общем, это ведь противоречит законам физики и не основывается ни на чем, кроме размеров аргентинозавра, пусть и впечатляющих...

- Так считает САМ  Каролини, который открыл гиганотозавра! - Фоссилия уверенно опёрлась о плечо великого, по её мнению, учёного, с которым имела честь быть знакома лично.

- Ах, Каролини… Но ведь он не физик и даже не имеет университетского образования, насколько я понимаю. Он не только не физик, но даже и не профессиональный палеонтолог. В сущности, он всего лишь любитель… КАК Я - добавляю я, после некоторой паузы, необходимой для того, чтобы точно отвесить необидную порцию иронии, - вероятно, он искренне заблуждается, но законы физики - вещь серьёзная, и серьёзные палеонтологи на них никогда не покушаются.

- Почему ты мне ничего не переводишь?.. - Лена продолжает вести свою скромную партию в нашей трехголосой опере, - ты опять мне ничего не переводишь!

- Я сказал ей в деликатной форме, что её Каролини - классный чувак, но ни разу не палеонтолог, а его мнение относительно земной гравитации не стоит выеденного яйца, - что ещё я могу сказать ей по этому поводу…

Лицо Фоссилии окаменело. Она вовсе не считает, что великий Каролини действительно "КАК Я", но, конечно же, не может позволить себе забрать обратно подарок, который преподнесла мне всего пару часов назад в приступе великодушия.

- Каролини говорил мне, что нет никакой другой причины, по которой динозавры могли бы быть такими огромными - все расчеты показывают, что ноги сухопутного животного не могут выносить такой огромный вес, разве это не так?.. И ты ведь не можешь отрицать, что никто из млекопитающих не достигал подобных размеров!

- Бывали в прошлом млекопитающие куда крупнее сегодняшних слонов, но, допустим, в общем и целом, ты права, - я отступаю на полшага, готовясь совершить обходной маневр и ударить с тыла… - но значит ли это, по мнению Каролини, что постоянная гравитации… то есть, земное притяжение, поправляюсь я, заметив вопрос в глазах Фоссилии, неуклонно уменьшалось на протяжении существования Земли, как планеты?

- Да, он считает, и МНОГИЕ ГЕОЛОГИ (!) так считают, что Земля постепенно расширяется, и её притяжение по этой причине ослабевает.

- Но как ты объяснишь мне тогда тот факт, что на протяжении сотен миллионов лет до расцвета динозавров на Земле не было сухопутных животных не только более крупных, но даже и сопоставимых с зауроподами! На фоне рептилий перми или триаса даже африканский слон выглядит изрядным гигантом… - я завершаю коварный обход и наношу удар в спину…

- Почему ты мне опять ничего не переводишь?.. - Лена почти топнула при этом копытцем…, боже, да сколько же можно, и неужели она меня ревнует?.. И к кому?! К динозаврам!..

- Лен, а Лен, я же не могу прерываться каждый раз на полуслове - это рвёт мою мысль, и я рискую проиграть этот важный для мировой науки диспут. Я сказал ей, что до динозавров все животные были мелкими - я перескажу тебе всё в мельчайших подробностях вечером, - ты ещё не будешь знать, как от меня отделаться…

Фоссилия подавленно молчит. Проблема размеров предстала перед ней в непривычном ракурсе, но она, разумеется, не сдаётся так просто… ах, как же не хватает ей сейчас поддержки далёкого Каролини!

- А как ты сам объясняешь тогда, почему они были такими огромными?.. - жестом и взглядом она призывает в свидетели нависшего над нами аргентинозавра, с нахальной усмешкой взирающего на наши бессильные потуги разгадать его загадку…

- Не знаю… Я думаю, секрет скрывается в неких особенностях их физиологии, которые нам неизвестны. Ни до, ни после животные не достигали подобных размеров, но мне гораздо проще допустить, что мы не знаем чего-то существенного об их биологии, и потому ошибаемся в свои расчетах, чем поверить в непостоянство гравитационной постоянной…

 

 

Итак, аргентинозавр.

Его обнаружил в 1987 году простой аргентинский гаучо, которого звали простым аргентинским именем Гильермо Эредиа. По простоте душевной, он принял бедренную кость этого зауропода за ствол окаменевшего дерева, но проявил примечательное неравнодушие и вызвал на место происшествия наряд палеонтологов, которые, тут же, при нём, извлекли из плодородной только на окаменелости патагонской почвы целенький позвонок величиной почти в рост человека…

 

 

Вслед за бедром и первым позвонком, ученые откопали таз, большую часть спинной части позвоночного столба, берцовую кость и кое-что ещё по мелочам.

 

Тёмно-серым цветом выделены найденные фрагменты скелета:

 

Первая же попытка реконструкции аргентинозавра, проведенная палеонтологом Грегори Полем, привела его к заключению, что длина этого животного составляла 30-35 метров, а вес достигал 80-100 тонн, и когда эти шокирующие данные просочились в прессу, на несчастного аргентинозавра слетелась самая многочисленная стая стервятников, какой когда-либо удостаивались останки божьей твари - в мгновение ока он стал мировой знаменитостью!.. Между прочим, реплика, смонтированная в музее Плаза Уенкул, ещё длиннее: 39.7м… С одной стороны, ненасытные реконструкторы выжали из несчастного животного всё, что могли, но с другой - такая подчёркнутая точность, незавершенность, остановка на полном скаку за одну лишь ступню до сорока метров, красноречиво свидетельствует об их неотразимой честности: "своего не отдадим, но и чужого не возьмём", говорят они нам этим жестом. По правде говоря, найденный материал, в котором отсутствуют такие значительные составляющие длины, как шея и хвост, оставляет колоссальный простор для спекуляций, и оценки многих других палеонтологов заметно скромнее. Чаще всего, речь идёт о тридцати метрах, но кое-кто укорачивает аргентинозавра до двадцати пяти, считая, что он был скорее коренастым крепышом, чем нелепым сорокаметровым коромыслом.

 

 

 

Невзирая на непонятку с длиной, некоторые специалисты подвергли аргентинозавра сложному биомеханическому анализу: они создали подробную дигитальную модель скелета, определили форму суставов и сочленений и точки прикрепления мышц, а затем одели этот дигитальный скелет виртуальной мышечной тканью. После этого, они заставили дигитального динозавра побегать и определили, что его скорость не превышала 2 м/сек. (7.2 км в час), - то есть я мог бы оторваться от него лёгкой трусцой, но вряд ли этого вегетарианца интересовала плоть, а сам он был слишком могуч, чтобы у него возникала необходимость убегать от хищников. Попытка "разогнать" аргентинозавра до больших скоростей приводила к разрушению суставов используемой модели. Любопытствующие экспериментаторы, однако, не остановились на достигнутом и просчитали несколько искусственно созданных моделей, обнаружив при этом, что существование ещё более крупных, чем аргентинозавр, наземных четвероногих теоретически возможно, но требует внесения значительных изменений в конструкцию суставов.

К сожалению, я прочитал всё это уже по возвращении домой, и, соответственно, не мог использовать полученную информацию в споре с Фоссилией, а жаль… - оказывается, согласно современным биомеханическим моделям динозавры уже не представляются "невозможными" созданиями, и физики со своей гравитационной постоянной могут спать спокойно…

Хотя сам аргентинозавр был одним из крупнейших существ, попиравших в прошлом нашу планету, его детёныши, судя по тому, что мы знаем о детёнышах зауроподов, были умилительно миниатюрными созданиями. Один любитель сухой цифири подсчитал, что вылупившемуся аргентинозавру предстояло увеличиться в объёме в 25000 раз (!), пока он достигал тех размеров, которые так впечатлили нас в музее Плаза Уинкул… Воистину, "гора рожала мышь"!

 

 

Зауроподы, вообще, предпочитали держаться группами, а каждый год в сезон размножения они сотнями собирались в излюбленные "места гнездования". Насколько мы можем сегодня судить, для "гнездования" зауроподы выбирали плоские долины рек и побережья озёр, и там, выкопав глубокие ямы, самки аргентинозавра откладывали круглые яйца, величиной с футбольный мяч. Долгих 15 лет требовалось хвостатому "мальку" зауропода, чтобы вымахать во всесокрушающего, победоносного, никого не страшащегося гиганта.

 

Хищные динозавры представлены в Плаза Уинкул тремя различными видами, и я намереваюсь выстроить их тут по степени "экзотичности", дабы сохранять интригу до конца рассказа.

Первый - это ауказавр (Aucasaurus). Он же и встретился нам первым, когда мы, наконец, миновали эстакаду аргентинозаврова скелета.

Ауказавр - близкий родственник карнотауруса и скорпиовенатора, о которых я подробно рассказывал выше. Он обладал характерными для своей семейки дефектами: небольшими размерами и дегенеративными передними конечностями, но был лишён семейных достоинств: это был абсолютно безрогий цератозавр.

 

 

В Плаза Уинкул один и тот же экземпляр аукозавра представлен дважды: на стене висит реплика оригинала в той форме, в которой он был найден: впечатанным в плиту материнской породы, а под плитой в живописной позе застыла его же реконструкция. Это тут же оживило в моей памяти бессмертный анекдот о трёх разновозрастных черепах Карла Маркса в провинциальном советском музее…

 

 

Не самое выразительное животное, но скелет эффектно смонтирован - мурашки по коже так и шастают:

 

Когда-то в детстве я сильно страдал от неразделённой любви: мои родители были не в состоянии разделить мою любовь к ископаемым животным. Помню, я подбежал к ним с увесистым библиотечным фолиантом, раскрытым на фотографии ажурного черепа невероятной красоты, и победно заглянув им по очереди в глаза, воскликнул: "посмотрите, какой красавец!", но натолкнулся на стену вежливого недоумения. "Как череп может быть красивым?.." - спросила мама папу с оттенком плохо скрытого пренебрежения, а папа - взвешенный и вдумчивый в подобных ситуациях человек - осторожно выгородил меня с моим извращённым эстетическим вкусом: "он имеет в виду приспособленность этого скелета к жизненным функциям, он имеет в виду его конструкцию, целесообразность которой ему понятна…"

Да нет же, НЕТ! Я имел в виду именно то, что сказал: невероятную утонченную красоту этого великолепного черепа, выточенного из безмозглой рыбьей заготовки за миллионы лет эволюции!..

К чему я это всё?.. А вот - посмотрите, какой красавец:

 

 

 

Следующим по шкале интереса у нас проходит дромеозавр уненлагия (Unenlagia). Если вы думаете, что не знаете, кто такие дромеозавры, но, при этом, смотрели "Парк юрского периода", то вы себя недооцениваете: вы знаете, кто такие дромеозавры. Прыгучие, свирепые и нереально смышлёные твари, которые гоняли перепуганных героев по юрским полям, как Марадона футбольный мяч, и которых авторы фильма для простоты запоминания назвали звучным именем "раптор", на самом деле и есть эти самые "дромеозавры".

Говоря точнее, в фильме вас надурили, показав вымышленного представителя семейства дромеозаврид и выдав его за велоцираптора, хотя велоцираптор был величиной с крупного индюка, а в фильме показан громила под три метра ростом… Оно и понятно: на момент съёмки первого фильма трилогии, самым крупным дромеозавридом числился велоцираптор, но он, хоть и свирепейшая тварь с оттопыренным когтем на задней конечности, эффектно гонять главных героев не мог по причине мизерных размеров…

Но в итоге, всё же, Спилберг как в воду глядел: ещё не успели утихнуть волны от выхода в эфир его блокбастера, а ученые уже откопали в американском штате Юта дромеозавра-переростка как раз такой величины, до которой в фильме отмасштабировали велоцираптора.

Но интересны дромеозавриды совсем не этим. Прежде всего, они интересны тем, что являются ближайшими родственниками птиц, и многие из них, если не все, были покрыты перьями. В частности, велоцираптор, который в фильме Спилберга гол, морщинист и раскрашен в камуфляж, на самом деле был покрыт перьями, и, вполне возможно, - ярок, как фазан. Короче говоря, вас обманули дважды:

 

 

Самой характерной особенностью и источником неповторимой харизмы всех дромеозаврид является знаменитый серпообразный коготь, венчавший концевую фалангу второго пальца задней ноги этих динозавров. Как и большинство теропод, дромеозавриды были бипедальны (т.е. двуноги) и их "педали" были трёхпалы, но в отличие от прочих хищных динозавров, дромеозавриды при ходьбе использовали только два пальца - третий и четвёртый, - а второй не касаясь земли нёс победоносный коготь, основной функцией которого было полосовать плоть безответных растительноядных современников…

 

"Парад" семейства дромеозаврид:

 

Я так подробно останавливаюсь на дромеозавридах вообще, избегая говорить конкретно об уненлагии, потому что дромеозавриды - в высшей степени замечательное семейство теропод, но сама уненлагия - серая золушка, известная нам по сильно неполному скелету. Из-за того, что не были  найдены её задние ноги, она и причислена-то была к дромеозавридам не сразу и не без колебаний, но, спустя какое-то время, под давлением новых находок и дополнительных исследований, дромезавридам, всё же, пришлось расступиться и освободить для неё место в своих рядах. Череп уненлагии нам неизвестен, и, разумеется, мы понятия не имеем, обладала ли она оперением, а потому изображенная ниже реконструкция внешнего вида этого "раптора" является спекуляцией процентов на семьдесят (белым цветом выделены реально найденные фрагменты скелета):

 

 

Ничтожность исходного материала не помешала работникам музея в Плаза Уинкул сварганить реконструкцию скелета уненлагии во всех (неизвестных нам…) подробностях, включая (неизвестную нам…) зубастую голову и пресловутый (неизвестный нам…) коготь:

 

 

Позднее, были откопаны и ближайшие родичи уненлагии, и хотя некоторые из них оказались куда интереснее самой уненлагии, новое подсемейство южноамериканских дромеозавридов было названо по первому своему представителю: "уненлагины".

 

Подсемейство уненлагин:

 

 

Все уненлагины - обитатели Гондваны, все они относительно примитивны в сравнении с лавразийскими родичами, и других дромеозаврид, кроме них, в Гондване пока не находили. В общем и целом, Гондвана была куда скуднее на дромеозавров, чем Лавразия, и за пределами Южной Америки достоверно известен лишь один дромеозаврид: крохотный пернатый рахонавис (Rahonavis) с Мадагаскара, которого сперва приняли за птицу, но потом одумались и причислили к уненлагинам. Самым крупным представителем гондванских дромеозавров был австрораптор (Austroraptor, т.е. "южный раптор"). Он вырастал до пяти метров в длину и до двух - в высоту, уступал размерами лишь североамериканскому ютараптору и был вполне достоин роли в "Парке юрского периода"… Кроме роста, он отличался необычно короткими для дромеозавра руками, - все прочие дромеозавриды были весьма рукастыми ребятами.

 

 

Какое изумительное животное мы потеряли!.. Жаль, что нам с ним никогда уже не встретиться:

 

Ну и теперь самый примечательный из трёх хищников, выставленных напоказ в Плаза Уинкул: патагоникус (Patagonykus). Сперва, я решил, будто его имя представлено прилагательным - "патагонский", что абсолютно нехарактерно для номенклатурных названий: "патагонский" кто, я извиняюсь?.. Но на самом деле, я просто не обратил внимание на то, что он PatagonYKus, а не PatagonIСus, и имя его означает "патагонский коготь" (Patago-nykus), что вполне объяснимо, поскольку отличительной его чертой является именно выдающий коготь, но, в отличие от уненлагии, произрастающий не на задних конечностях, а на передних. Более того, как и всех прочих альварезаврид, к семейству которых он принадлежит, его рука заканчивается одним единственным пальцем, но зато палец этот снабжён мощным когтем, который, опять же, в отличие от уненлагии, выглядит орудием колющим, а не режущим:

 

 

 

 

Примерно так, видимо, патагоникус выглядел при жизни, хоть мне и не совсем понятно, зачем его посадили в такую "нагоршочную" позу:

 

С дромеозаврами альварезаврид роднит общность происхождения: и те, и другие являются родственниками птиц,  но альварезавриды отделились от общего "птичьего" ствола несколько раньше. Их останки найдены в Азии (5-6 родов) в Канаде (1 род) и в Южной Америке (2 рода), притом совсем недавно в Китае был обнаружен самый древний и, соответственно, примитивный представитель семейства - гаплохейрус (Haplocheirus). Жил он в конце юрского периода 160 млн. лет назад и был минимум на 60 млн. лет старше всех прочих известных нам альварезаврид. Так вот у него ещё с руками было всё в порядке: руки, как руки - о трёх пальцах, не то что нелепые ковырялки патагоникуса и Со.:

 

 

Все известные нам альварезавриды - динозавры мелкие, не более двух метров в длину, и образ их жизни для нас - сплошная череда загадок, из коих центральная: для чего нужны были им эти остро заточенные культи. Ясно, что это были высокоспециализированные животные, но в чем именно заключалась их "специализация"?.. Их передние конечности, морфологически близки к передним конечностям птиц, но - коротки и довольно массивны. Судя по форме костей и по мощной грудине, они были хорошо приспособлены то ли для копания, то ли для протыкания, и большинство специалистов считает, что альварезавриды питались общественными насекомыми вроде термитов. В пользу этого предположения свидетельствуют длинные, тонкие челюсти и мелкие, редкие зубы, а против - длинные ноги, явно приспособленные для быстрого бега. Известные нам сегодня "животные-муравьеды", обычно, не отличаются борзой статью, хотя, возможно, у альварезавров были к тому особые причины. Многие палеонтологи высказывали предположение, что своим мощным когтем альварезавриды вскрывали твёрдые стенки термитников, и это выглядело бы в высшей степени правдоподобно, если бы не одно маленькое "но": для того чтобы проделать подобную операцию своими короткими ручками, этому динозавру пришлось бы практически лечь грудью на термитник...

 

Голодный альварезаврид расковыривает пальчиком термитник:

 

Самые мудрые из специалистов (а мудрость, как известно, - это то, что с возрастом приходит на смену остроумию...) осторожно замечают, что, быть может, альварезавриды занимали какую-то особую, специфическую для мелового периода экологическую нишу, о которой мы сегодня не имеем понятия.

Что касается пуха и пера, то, как минимум, один альварезаврид был достоверно в них одет - это "шувууйя пустынная" (Shuvuuia deserti). Вообще-то, её родовое название произведено от монгольского слова "шувуу", означающего "птица", так что фактически её название переводится, как "пустынная птица". Скелет шувууйи, найденный в Китае, - самый полный из найденных на сегодняшний день скелетов альварезаврид, и его вовсю используют для реконструкции других родственных видов по принципу: чего не хватает - берём от шувууйи. Это вполне рациональный подход, но он, разумеется, не гарантирует точность реконструкции, поскольку у всякого вида могли присутствовать особенности, шувууйе не свойственные. К примеру, сама шувууйя отличается от большинства своих родичей тем, что помимо основного пальца с когтем имела, также, рудиментарные остатки ещё двух:

 

 

 

Красавица:

 

Альварезаврид патагоникус был последним динозавром, о котором я обязан был вам рассказать, но когда я уже находился глубоко в процессе рассказа, по научно-популярным изданиям прокатилась новость, мимо которой невозможно пройти мимо, и поскольку речь идёт о патагонской находке, я решил включить её в этот опус в качестве бонуса. Речь идёт о примечательнейшем динозавре: растительноядном тероподе! Мы настолько привыкли, что теропод и "хищный динозавр" - это синонимы, что не утруждаем себя уточнениями, хотя, если подумать, это не слишком корректно: птицы нередко бывают растительноядными - да хоть бы и обычная курица (только не надо мне про "курица - не птица"…), но, говоря о тероподах, мы по старой привычке выносим птиц за скобки, а с вынесенными за скобки птицами тероподы действительно все, как на подбор, - хищники, и других хищных динозавров помимо теропод мы не знаем. И вот теперь это уравнение "теропод" = "хищный динозавр" бесповоротно сломано находкой чилезавра (Chilesaurus diegosuarezi).

 

Симпатичная, хоть и немного некорректная реконструкция чилезавра (симпатяге пририсовали вдвое более крупную голову, чем та, которую он реально носил на плечах...):

 

Помимо того, что этот теропод был позорным вегетарианцем, он смешивал в себе морфологические признаки самых разных групп динозавров, включая и тех, которые не состояли с ним в сколько-нибудь близком родстве: его передние конечности были относительно длинны - как у аллозаврид, но количество пальцев на них сокращено до двух - как у тираннозавра, а его четырёхпалые задние конечности - характерная особенность самых древних и примитивных теропод…, а таз у него и вовсе напоминал таз птицетазовых динозавров, что, между нами, уже не лезет ни в какие ворота, поскольку, где он, этот позднеюрский теропод, и где птицетазовые динозавры!.. Их пути разошлись ещё в триасовый период!.. Очевидно, что такое "тазобедренное" сходство - результат поразительной конвергенции, но не совсем понятно, в чём заключается её конкретный смысл: какие такие преференции предоставляет птицеподобный таз своему растительноядному обладателю. Предполагается, что такая конфигурация костей таза оставляет больше места для кишечника, который у растительноядных животных всегда объёмистей, чем у хищных, а все птицетазовые динозавры были растительноядными. Но вот зауроподы, скажем, будучи растительноядными, вполне обходились, извиняюсь за тавтологию, "ящеротазовым тазом". Но, возможно, описанная преференция, была явственнее выражена для бипедальных динозавров? Однако, предки зауроподов тоже были бипедальными. Возможно, впрочем, что в этом случае как раз и проявился случайный характер эволюции, и то приспособление к объёмистому желудку, которым независимо обзавелись чилезавр и птицетазовые динозавры, так и не было "изобретено" предком зауроподов. Конвергенция - штука возможная, но вовсе не обязательная.

 

Сравнение таза чилезавра с типичным тазом птицетазовых и ящеротазовых динозавров:

 

 

Впрочем, именно чилезавр просто напичкан примерами конвергенции, и один из ярких её примеров - абсолютно не характерные для теропод и в той же мере характерные для динозавров-вегетарианцев зубы: тупые, направленные вперёд и уплощённые, как долото:

 

 

Мозаичность признаков у чилезавра столь велика, что его скелет сперва приняли за останки нескольких разных динозавров, "сваленных в кучу" силою локальных тафономических обстоятельств, но дополнительные находки, включая и практически полные скелеты, убедили специалистов, что все эти разнородные на первый взгляд "детали" принадлежат одному животному. Между прочим, это говорит о том, с какой осторожностью нужно относиться к попыткам идентификации и классификации ископаемых организмов, известных по скудному и разрозненному костному материалу. Конвергенция может сбить с толку и профессионала, когда он не обладает достаточной полнотой картины.

Своё родовое название чилизавр очевидным образом получил по имени страны, в которой был найден, а видовым - "диегосуарези" (Chilesaurus diegosuarezi) - он обязан семилетнему чилийскому пацану Диего Суарезу, обнаружившему его кости во время вынужденной прогулки на природе с родителями-геологами. Пока родители исполняли свой профессиональный долг, обследуя верхнемеловые отложения южной Патагонии в попытке лучше понять происхождение андийского хребта, Диего и его сестра Макарена собирали разноцветные камушки для своей домашней коллекции. Зоркий глаз Диего, расположенный ближе к почве, чем глаза его сестры и родителей, в силу мелкоты семилетнего естествоиспытателя, приметил выступающие из почвы необычные объекты. Сообразительный пацан доложил папе-маме о находке, и химера-чилезавр предстал перед научным сообществом во всём своём эклектическом великолепии.  

 

Скелет конечностей и корректная реконструкция полного скелета и прижизненного облика чилезавра. Любопытная подробность: в "тираннозавроподобной" двупалой кисти сохранился рудимент третьего пальца:

 

 

Чилезавры не были крупными животными. Большинство более или менее полных скелетов не превышает в длину двух метров, но судя по величине отдельных костей, некоторые экземпляры достигали трёхметровой длины. Звучит внушительно, но значительная доля этих метров приходилась на шею и длинный хвост.

Судя по устройству его широких четырёхпалых стоп, бегуном он был неважным, этот чилезавр…

 

- Вы помните, как называется этот музей? - спрашивает нас Фоссилия.

- Музео Кармен Фунес - прочитываю я надпись, виднеющуюся у неё за спиной сквозь скелет динозавра.

 

 

- Верно! - кивает головой Фоссилия, в очередной раз убедившись в цепкой памяти любителя палеонтологии из далёкой страны Израиль, - а вы знаете, кем она была, эта Кармен Фунес?..

- Наверно, она была выдающимся аргентинским палеонтологом? - осторожно предполагаю я, подумав, при этом, что если бы это было так, то к чему бы Фоссилия задавала подобные вопросы, напустив на себя загадочный вид.

- Нет, она не была палеонтологом! - блеснула тёмными глазами Фоссилия, довольная успехом расставленной ловушки…

- А кем же она была?.. - сдаюсь я на милость победителя и тут же перевожу Лене состоявшийся короткий диалог, дабы она не чувствовала себя обделённой.

- О, она была необыкновенной женщиной!.. Сто лет назад, во времена освоения этих земель, она пришла сюда с аргентинской армией, и она не только лечила солдат, но и сама участвовала в военных действиях. Это - совсем не обычное для Южной Америки явление. В те времена считалось, что женщина должна сидеть дома: готовить еду и выращивать детей, а война - это удел мужчин, но она сломала стереотип, и сегодня в наших краях её помнят и почитают абсолютно все.

Мне показался немного странным обычай называть естественнонаучные музеи в честь "героев войны и труда", когда для этой цели есть вдоволь улиц и скверов. От этой практики за километр несёт совком, но совком в сегодняшней Аргентине несёт от довольно многого. Южная Америка на глазах погружается в социалистическое болото, и только Чили продолжает ещё кое-как держаться на поверхности. Безжалостный пинок, полученный этой страной от Пиночета несколько десятилетий назад, всё ещё позволяет ей двигаться в правильном направлении, но, в целом, среднестатистический южноамериканец предпочитает Адаму Смиту обкуренного пассионария Че Гевару.

- А сейчас я спою вам песню про Кармен Фунес, - я ведь обещала спеть вам в конце экскурсии, - Фоссилия переместила гитару со спины на грудь, поставила ногу на постамент, на котором вместо подобающей случаю статуи революционерки и воительницы резвились грациозные скелетики уненлагии, и склонила красивую голову к грифу, роняя локоны.

Эту гитару мы заприметили ещё перед началом экскурсии, и я дважды переспрашивал Фоссилию относительно её назначения, не веря своим, не ожидающим чуда, ушам: мне казалось невероятным, что нам собираются исполнять песни в процессе палеонтологической экскурсии.

Фоссилия извинилась перед нами за то, что не в форме, - охрипла, осипла, не выспалась и встала не с той ноги, и сразу же вслед за этим исполнила страстную латиноамериканскую балладу неожиданно гибким, глубоким и выразительным голосом - талантливая и разносторонняя девушка, путь и сильно заблуждающаяся по поводу земной гравитации. Я думаю, ещё много десятилетий они будут жить в бедности под сенью Че Гевары, эти латиноамериканцы, но самозабвенно выводить рулады сильным горлом и пламенно любить друг друга выпестованными солнцем телами - ленивые, беспорядочные, но эффектные цветы, распустившиеся на удобренной гормонами (и скелетами динозавров… ;-) ) почве.

 

 

 

 

 

Отличный фильм о патагонских динозаврах (с русским дубляжом): http://rutube.ru/video/a6f108127f0b16a7f950fb3557ef9726/

 

Дополнительное чтиво:

1. О зауроподах: https://www.facebook.com/notes/ian-rybak/4217123922970

2. Дилогия "Чудо в перьях!" о склонности динозавров обзаводиться перьями: https://www.facebook.com/notes/ian-rybak/4531709747419

3. О трудном пути динозавра дейнохейруса к свету: https://www.facebook.com/notes/4789808399724/